Декабря. Сегодняшняя цитата будет длиннее, чем обычно, но в ней так же

Сегодняшняя цитата будет длиннее, чем обычно, но в ней так же, как и во всех предыдущих цитатах, заключено особое послание, и она служит напоминанием о важных вещах.

Рождественская поэма о солдате

Мягко светились угольки, и в их слабом свете

Я внимательно оглядывал комнату, ее вид мне был дорог,

Жена уснула, ее рука лежала на моей груди,

Моя дочь тоже рядом со мной – спящий ангел,

За окном падал снег, укрывая все белым одеялом,

Двор обретал зимнее очарование,

Огни рождественской елки

Довершали магическую картину праздника,

Мои веки отяжелели, дыхание стало глубоким,

В безопасности, окруженный любовью, я уснул,

Или мне так показалось,

Итак, я дремал Декабря. Сегодняшняя цитата будет длиннее, чем обычно, но в ней так же, и, вероятно, мне снился сон,

Звук был негромким и раздался не рядом со мной,

Но я открыл глаза, когда он коснулся моих ушей,

Возможно, чей-то кашель, не знаю точно,

Потом я отчетливо услышал, как кто-то шагает по снегу за окном,

Мне стало страшно, я весь обратился в слух

И подкрался к двери, увидев кого-то возле нее,

В холоде и темноте ночи

Стоял человек, в его взгляде читалась усталость и твердость,

Солдат, недоумевал я, лет двадцати,

Возможно, морской пехотинец. Он ежился на холоде,

Один в темноте. Он взглянул на меня и улыбнулся,

Стоял и смотрел на меня, жену и Декабря. Сегодняшняя цитата будет длиннее, чем обычно, но в ней так же дочку.

«Что ты здесь делаешь? – спросил я без страха. —

Сейчас же входи, не то замерзнешь,

Снимай свой ранец, отряхни снег с рукава,

Ты вернулся домой к самому Рождеству»,

В тот же момент я увидел, что он смотрит

На окно, в котором отражалось пламя домашнего очага,

Он вздохнул и сказал: «Все в порядке,

Стоять здесь – мой выбор. Я стою здесь каждую ночь,

Это мой долг – стоять на линии,

Которая отделяет тебя от мрачных времен,

Никто не должен спрашивать меня, просить или умолять,

Я горжусь тем, что стою здесь, как раньше стоял мой отец,

Мой Грэмпс умер накануне Рождества,

Отец стоял в дозоре в Декабря. Сегодняшняя цитата будет длиннее, чем обычно, но в ней так же джунглях Вьетнама,

Сейчас моя очередь, и поэтому я здесь,

Я редко вижу своего сына,

Но жена присылает мне фото, у него ее улыбка»,

Он нагнулся и что-то бережно вытащил из ранца,

Красное, белое, синее… Американский флаг.

«Я могу вытерпеть холод и одиночество,

Я далеко от моей семьи и дома,

Я могу стоять на посту и в дождь и в снег,

Я могу спать в окопе и мало есть,

Я могу нести груз, который другим не под силу

И отдать свою жизнь вместе с сестрами и братьями,

Которые стоят на своих постах,

Чтобы этот флаг никогда не был сброшен,

А Декабря. Сегодняшняя цитата будет длиннее, чем обычно, но в ней так же ты иди в дом, тебе нечего бояться,

Твои близкие ждут тебя, у вас все хорошо».

«Но что мне сделать для тебя? – спросил я. —

Может быть, тебе дать денег или приготовить еду?

Что бы я ни сделал, этого будет слишком мало

За твой подвиг, который ты совершаешь вдали от дома»,

На глазах солдата выступили слезы, но в них не было сожаления.

«Просто говори нам, что мы дороги тебе, и не забывай

Бороться за наши права, когда мы далеко,

Неси свою вахту, какой бы долгой она ни была,

Чтобы, вернувшись домой мертвыми или живыми,

Мы знали: ты помнишь, что мы сражались Декабря. Сегодняшняя цитата будет длиннее, чем обычно, но в ней так же и проливали кровь,

Этой платы будет достаточно,

Мы важны для тебя, а ты важен для нас».

Майкл Маркс, Рождество, 2000

Я благодарю всех наших солдат и их семьи за их стойкость, за то, что мои родные и близкие могут мирно праздновать Рождество.


documentakjsqkn.html
documentakjsxuv.html
documentakjtffd.html
documentakjtmpl.html
documentakjttzt.html
Документ Декабря. Сегодняшняя цитата будет длиннее, чем обычно, но в ней так же